3df4ac0f     

Посняков Андрей - Вещий Князь 6



АНДРЕЙ ПОСНЯКОВ
ВЛАСТЕЛИН РУСИ
ВЕЩИЙ КНЯЗЬ – 6
Аннотация
Спокойная жизнь ладожского наместника Хельги неожиданно обрывается трагедией — на охоте погибает князь Рюрик. Новгородцы просят ярла возглавить северные дружины и повести их на далекий Царьград, за богатством и славой. Вскоре Хельги начинает догадываться, что за этими событиями стоит его самый главный враг — черный друид Форгайл Коэл, сознающий, что симбиоз двух душ молодого варяжского ярла и русского музыканта из далекого будущего — может остановить его на пути к власти. На этот раз друид решает действовать с двух сторон — в прошлом и в будущем…
Глава 1
СТО ДЕВ
Февраль 866 г. Киевщина
…языческие жрецы приносили человеческие жертвы: «и убивашета многы жены и имения их имашета собе».
Б. А. Рыбаков. Язычество Древней Руси
Снег, мокрый, серый, мерзкий, пополам с нудным дождиком, затянул пеленою Подол и Почайну с пристанью для заморских гостей. Где-то над ними едва угадывались увенчанные деревянными стенами вершины Щековицы и Градка, видно их было плохо, снег слепил глаза, заставляя надвигать на лоб шапки и капюшоны.
— Разгневался, Перун-батюшка, — поглядев на небо, закряхтел высокий жилистый старик, простоволосый, с густой бородой и бесцветными, глубоко посаженными глазами. Длинная одежда его все была запорошена снегом. Под ногами, обутыми в подвязанные к икрам кожаные поршни, чавкала жирная грязь.
— Чего-то не встречает нас Вельвед-волхв, — нагнал старца идущий позади него парень. Впрочем, и не парень уже — молодой мужик, длинный, носатый, тощий — точно в таком же длинном одеянии, как и старик. Следом, отворачивая лицо от снега, шел еще один — пухленький и круглолицый, с глазами цвета потухших углей.
— Не для всякого путника расстарается Вельвед, — оглянулся с усмешкой старец. На груди его сухо звякнуло ожерелье из высушенных змеиных голов. — Да и не знает, поди, о нас волхв.

Знал бы — меня б встретил, — старец горделиво сверкнул глазами. — О вас и не знаю… — он качнул головой. — Невелики бояре. Ну, инда неча стоять. Кувор, ты хвастал — Киев ведаешь?
— Ведаю, — кивнул круглолицый, и большой висловатый нос его смешно дернулся. — В позапрошлую зиму немало постранствовал тут. Нас, чаровников да кудесников, жаловал тогда Дир-князь.
— Да и сейчас жалует, — довольно осклабился тощий.
— Верно, брате Войтигор, жалует, — повернулся к нему старец. — Жалует, да только не всех — на что ему облакогонители? Право, не знаю, зачем ты и пристал к нам? — Бесцветные глазки старца с презрением взглянули на Войтигора. Тот покраснел, скрипнул зубами:
— Эвон, как баешь, Колимог… Зря.
— Да ты ж, поди, и крови человечьей боишься? — не унимался старец. — У вас, облакогонителей, и жертв-то путевых нет.
— Да как это нет? — Молодой волхв не на шутку разволновался. — А моления о дожде, что ж, думаешь, так просто проходят? Ежели засуха, петухами да лошадью не обойдешься — случается, требуют боги и человека.
— Вот именно, что «случается», — засмеялся Колимог. — А тут, чую, другая тебя работа ждет.
— И что ж с того? Да нешто я…
— Успокойся, друже, — пухлый Кувор положил Войтигору руку на плечо. — Колимог-волхв не обидеть тебя хочет. Сомневается — а ну, как рука у тебя не набита? Ведь дела нас ждут великие…
— А ты не сомневайся, Колиможе, — шмыгнув носом, жрец стряхнул налипший на веки снег. — К тому ж… — он бросил быстрый взгляд на Кувора, — …чаровники тоже не особо-то человечьими жертвами славятся.
— Не скажи, — желчно расхохотался толстяк. — Меня сам Дир-князь знает!
— Да неужели?
— Ну,



Назад