3df4ac0f     

Посняков Андрей - Вещий Князь 2



АНДРЕЙ ПОСНЯКОВ
ПЕРВЫЙ ПОХОД
ВЕЩИЙ КНЯЗЬ — 2
Аннотация
В труднейшей борьбе Хельги завоевал право возглавить дружину молодых воинов. И теперь ведет их в поход — к берегам враждебной Англии, за богатством и славой.
Стоя на корме драккара, счастливый юный ярл еще не знает, что на пути его ждут предательство и коварство. Верная дружина на поверку окажется не такой уж и верной. Да и черный друид Форгайл не оставляет надежды захватить власть над миром, уничтожив того, кто стоит на его пути.
В те времена взрослели быстро и мужали рано. Взрослеет и Хельги, чувствуя в себе некую силу… Силу и разум другого человека, жившего многие века спустя.
Глава 1
КАМЕНЬ
Июль 856 г. Бильрест-фьорд
Тот камень, что у Дома жизни героев лишил,
Лугайд Ламдерг метнул его в Илланна, сына Фергуса,
Фиахна бросил в Лугайда его, и кровью омылся герой,
Дважды по семь мужей пало от этого камня.
Предания и мифы средневековой Ирландии. «Разрушение дома Да Хока»
— Да тяните ж вы сильней, ленивые свиньи! Слева, слева поддайте!… Да слева, говор-рю, не справа… Эх, чтоб вас…
Узколицый человек в дорогой, крашенной желтоватым дроком тунике из тонкой шерсти, махнув рукой, устало опустился на камень. Волны, шипя, бились у самых его ног, с разбега налетая на землю, а чуть правее шумел искрящийся водопад, над которым в хорошую погоду неизменно зажигалась разноцветная радуга.

Сейчас погода была хорошей: над синими водами залива ласково сверкало солнце, освещая голубоватые луга, усыпанные клевером и ромашками, высокие, тянущиеся к самому небу сосны, кусты можжевельника и дрока, растущие ближе к оврагу, орешник, иву на берегах глубокого ручья, серебряные зеркала многочисленных озер, усадьбы, лес и — чуть дальше — в сиреневой дымке горы. На холме, за спиной узколицего, поднимались новые строения усадьбы, пахнущие свежей смолой, а прямо напротив, в заливе, не так уж и далеко от деревянного причала, деловито сновали лодки.

Скопившиеся на причале люди — большей частью рабы да слуги — по команде узколицего тянули канаты, которые заводили куда-то в воду сидящие в лодках. Видно было — пытались поднять какой-то затонувший корабль, но тот — вот незадача — в который раз, показав драконий нос, подняв тучу брызг, с шумом срывался обратно в море.
Узколицый поднялся с камня и, досадливо сплюнув, — похоже, все нужно было начинать сначала, — обернулся на чьи-то шаги.
— Чего тебе, Вазг? — Перед ним стоял усыпанный веснушками пацан, светлоглазый, с растрепанными ярко-рыжими волосами.
— Хозяйка Гудрун звала тебя, господин Конхобар, — поклонившись, почтительно вымолвил тот. — И сказала — пусть идет побыстрее.
Пацан почесал пальцами босой ноги другую.
— Побыстрее? — с издевкой повторил Конхобар. — Ну, пошли, раз зовет. Посмотрим, с чего там такая спешка.
Прихватив валяющийся прямо на траве плащ, он пошел вслед за мальчишкой, привычно размышляя о превратностях жизни. Причем, не только размышляя, но и прокачивая возможные неприятности.

Конечно, повезло, что и говорить, когда во время недавнего нападения пиратов Хастейна он, Конхобар Ирландец, остался в стороне от этого так и не завершившегося успехом дела, к которому, надо признать, и сам приложил некоторые усилия. Но — случилось, как случилось, — и Конхобар был несказанно рад тому, что не явился тогда на корабль Хастейна. Не до того было. На всякий случай хотелось принести жертву Крому, древнему божеству кельтов: и место для жертвоприношения было выбрано неплохо — на маленьком скалистом острове, и намеченная жертва удовлетворила бы самый



Назад