3df4ac0f     

Посняков Андрей - Русич 3



АНДРЕЙ ПОСНЯКОВ
ОКО ТИМУРА
РУСИЧ – 3
Аннотация
По заданию Тамерлана Иван Раничев отправляется с тайной миссией на Ближний Восток, чтобы узнать военные секреты турецкого султана Баязида, на тот момент — главного врага Тимура. Иван не просто выполняет задание, как человек слова.

Его невеста, боярышня Евдокся, похищена людьми Тамерлана, и судьба ее зависит от успеха миссии Раничева. Выполняя задание, Иван оказывается в Тунисе, где действует зловещая секта «Детей Ваала» — их предводителю известна тайна перстня, подаренного Раничеву Тимуром. С помощью перстня можно опять вернуться в будущее, что Иван и планирует сделать… вместе с любимой.
Глава 1
Январь 1398 г. Рязанское княжество.
ПОРУЧЕНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ
В чистом поле — дожди косые.
Эй, нищета, — за душой ни копья!
Я не знал, где я, где Россия,
И куда же я без нея?
Александр Башлачев «В чистом поле — дожди»
Игристое солнце сверкало в голубом, чуть тронутом морозною дымкой небе, золотом пылая на заснеженных ветках деревьев, ослепительной желтизною растекалось по санной колее, круто спускавшейся с холма вниз, к Оке-реке. Лесистый берег — сосны, березы, осины — застыл в тишине, словно витязи перед грозною битвой, с тянувшейся по льду реки дороги в лес бежали повертки к деревням, дальним и ближним.

На одну из таких дорожек свернули мчащиеся по дороге сани, запряженные парой гнедых. Свернули резко, едва не перевернулись — кучер, обернувшись, подмигнул, засмеялся — ничего, мол, не так еще ездили.

В санях, укрыв ноги теплой медвежьей дохой, улыбаясь, сидели двое — девушка в беличьей, крытой светло-зеленым атласом шубке и молодой — но давно уже не юноша — мужчина с тщательно подстриженной темно-русой бородою. Из-под распахнутого собольего полушубка виднелась темно-голубая однорядка из добротного немецкого сукна, украшенная витым шелковым шнуром — канителью. Бобровая, сбившаяся набок шапка позволяла встречному ветерку трепать густую шевелюру.
— Не замерзла, люба? — ласково обратился мужчина к девушке, и та засмеялась, показав жемчужно-белые зубы, блеснула озорно глазами чудного изумрудно-зеленого цвета.
— Замерзнуть? В этакой-то шубе? Да ты что, Иване!
— А все ж, мыслю, замерзла! — уверенно кивнул Иван. — Иди-ко, погрею!
Обнял, схватил девчонку в охапку, прижал к себе, крепко поцеловав в губы.
— Пусти, пусти, дурной, — смеясь, отбивалась девушка. — Мороз ведь! Потрескаются губы, дядюшка скажет — точно целовалась с кем-то.
— То есть как это «с кем-то»?! — притворно сдвинул брови Иван. — А ты молви — «с кем надо, с тем и целовалась»!
— А что, думаешь, не молвлю? — Девчонка обхватила ладонями раскрасневшиеся щеки Ивана. — Молвила бы… Да только дядюшку обижать неохота. Стар ведь.
— Да уж, немолод. Зато воевода знатный.
— О том бы князь Олег Иваныч ведал…
— Да ведает князь. — Иван грустно махнул рукой. — Только уж больно врагов да завистников у дядюшки Панфила много.
Девушка стрельнула глазами:
— Больше, чем у тебя?
Иван хмыкнул:
— Ай, молодец, Евдокся! И спросишь же!
— Спрошу, погрустнела Евдокся и вдруг, закусив губу, призналась: — Страшно мне за тебя, Иване!
— Страшно? Ничего, хоть врагов да завистников у меня и много, да все давно уж хвосты поприжали, так, вредят по мелочи, наушничают князю.
— И про нас уж, поди, доложили…
Иван кивнул:
— Доложили уж, не без этого. Да только князю-то до дядюшки твоего особой заботы нет — в опале так в опале.
— Переживает об том дядюшка. Аж почернел весь… Эвон, Иване, глянь-ка! Вон и усадебка наша… Видишь, за перелеском.
Иван присмотр



Назад