3df4ac0f     

Посняков Андрей - Русич 2



АНДРЕЙ ПОСНЯКОВ
ШПИОН ТАМЕРЛАНА
РУСИЧ – 2
Аннотация
Облеченный доверием эмира Тимура, грозного повелителя Мавераннагра, Секстана, Хорезма и еще многих земель, Иван Петрович Раничсв (наш современник, случайно оказавшийся в прошлом) вновь возвращается на Русь, чтобы отыскать смертельного врага эмира человека со шрамом — Абу Ахмета, следы которого ведут в Киев, ко двору опального ордынского хана Тохтамыша.
Купец и воин, ватажник-скоморох и разбойник — кем только не был Раничсв на своем опасном пути. Нелегко пришлось Ивану, а порой и отчаянно трудно, но вера в свои силы, оптимизм, изобретательность и помощь друзей помогли ему преодолеть все интриги врагов, старых и новых. К тому же не только одна цель — поиски Абу Ахмета — ведет Ивана по жизни, есть и другая забота, куда более важная, — найти любимую девушку…
Глава 1
Октябрь 1396 г. Рязанское княжество.
ВСТРЕЧА
…Ныне славою и честию обносима,
обаче к нашему достоинству отнюдь не прележима,
лестными словесы не хощем к тебе писати…
Справщик Савватий «Послание Кизолбаю Петровичу»
Ну и ну!
Иван Петрович Раничев посмотрелся в лужу, почесал свалявшуюся клочьями бороду — дикую, какую-то вовсе разбойничью, мокрую — вздохнул тяжко, хотел было плюнуть, да постеснялся проходивших мимо мужиков. Те направлялись к лесу по недавно восстановленному мосточку через неширокую коричневатую угрюмую реку, от которой и произошло название города — Угрюмов.

Да сейчас, в конце октября, в день мучеников Маркиана и Мартирия, все вокруг было таким, что и в самом деле вот взял бы и плюнул! Серым, неласковым, грязным — и в самом деле — «грязник»-месяц, как его называли в народе.

Недели как две тому назад отстояло бабье лето, светлое, с золотисто-шуршащими листьями, голубым небом и последним приветом тепла. А числа с десятого — да, с десятого, как раз на день святых мучеников Евлампия и Евлампии — зарядили дожди почти что и без перерыва.

Заколдобилась земелюшка, пораскисали стежки-дорожки, ни пешему не пройти, ни конному не проехать. Мужики смотрели ночью на месяц — куда рога смотрят? Ежели на север — к сухой осени да быстрой зиме, а если на юг — к слякоти. На юг рога-то смотрели!

На Евлампия задождило, а на Параскеву Пятницу такие дожди пошли — ливни! В те дни и бросил Иван в лесах повозку с лошадью — куда уж с ними! Жалко было бросать, да что поделаешь.

Ну да и черт-то с ними, с повозкой да с лошадью, невелик и был товарец, больше для виду — ткани дешевенькие, сушеные фрукты, уже чуть погложенные червем, — так себе товар, да и лошадь, честно сказать, не ахти. Деньги — серебряные ордынские дирхемы — в пояс зашиты были.

Дирхемы те получил Раничев от самого эмира Тимура — Тимур-ленга — Тимур-аксака — Железного Хромца — Тамерлана и как там еще его называют, получил на важное дело — выследить бежавших от гнева эмира ордынцев с беспутным ханом их, Тохтамышем, что, напрочь забыв благодарность, несколько раз вторгался в земли Тимура, пока тот не наказал его страшно, разгромив и разграбив Орду. Где теперь Сарай-Берке?

Где Елец, где богатые крымские города? Нет их, лежат в развалинах, как вот и Угрюмов. Хотя… Похоже, отстраивается город! Не зря мужики в лес пошли — вона, и лошаденка там у них — бревна тащат.

В этакую-то распутицу! Видно, хотят до морозов построиться.
Раничев отвлекся от задумчивого созерцания собственной внешности, выпрямил спину, посмотрел за полуразрушенные полководцем Тимура Османом стены. Вроде ведь ничего в городе не осталось после того пожарища, что устроили гулямы эмира… ан, нет! Вон вдалеке



Назад