3df4ac0f     

Попов Виктор Николаевич - Заботы



Виктор Попов
ЗАБОТЫ
1
Около березового колка, по опушке густо поросшего черемушником, стояли
двое: директор совхоза Розов и секретарь горкома партии Слащев. Мимо них
минуту назад проползли два сеяльных агрегата. Оставленные ими султаны пыли
истаивали медленно и недружно.
В третью четверть свою вошла весна, не уронив на землю ни единого
стоящего дождя. В безводьи проклюнулась и до сих пор не пошла в рост
трава, в безводьи распустилась черемуха, обдав округу сухим эфирным
ароматом.
- А по прогнозу - ливневые дожди, - сказал директор. - Барометр было
упал, а сегодня опять "ясно".
Секретарю было жарко. Он снял кепочку-блин, достал из кармана носовой
платок, промокнул лицо и неясно: то ли улыбнулся, то ли просто прищурился.
- В прогнозах тоже бывает доля правды.
- Не поймешь, как ветер крутит. Восток, северо-запад, опять восток.
- То-то и оно. В общем, ты сейчас на темпы особо не жми. Действуй по
обстоятельствам.
- Это само собой. Мы так и поставили, чтобы не побить рекорд по
скоростному севу, а посеять и взять урожай.
- Дельная задача. - Тут уж Слащев улыбнулся неприкрыто. - В прошлом
году, помнится, вы дней за девять управились?
- За десять. Прошлый год дожди замучили.
- А у нас вечно что-нибудь мучит. Дожди - скверно, жара - хуже некуда,
а еще и мороз, а еще и туман... Мы как та принцесса, которой горошина
спать не давала.
- Наоборот, толстокожие мы. Эта принцесса и четверти наших переживаний
не выдержала бы.
Слащев перед Осколковским совхозом побывал в трех хозяйствах и всюду
слышал одно и то же - жалобы на засуху и расчеты на дождь.
Для него, как, впрочем, и для всех его собеседников, было ясно, что
прогнозы не оправдаются. Основательных дождей в назначенные сроки ждать не
приходится - восточный и северо-западный ветры их в этих краях не
нагоняют. И все-таки жив человек! Неделю назад, когда сев только начался,
директора и агрономы говорили: "Не будет неделю дождя - дело дрянь".
Сейчас говорят: "Если в течение этой недели задождит, дела поправятся".
Надеются люди и все делают правильно: предпосевная обработка опережает сев
на малые часы, посевы тут же прикатываются. И никто над людьми не висит -
ни райком, ни райисполком, ни управление. Проверяют, конечно, время от
времени, а так - больше доверяют. И к этому люди привыкли. И поняли, что
по-хозяйски, что не по-хозяйски. И меру ответственности познали.
Вот тебе, пожалуйста, - Розов. Юрий Александрович Розов. Хозяин цепкий
и главное - упорен. Только из института и сразу - главный инженер. Главный
инженер совхоза "Осколковский". И в ведомстве своем управлялся неплохо.
Трактора, комбайны... да что из техники не возьми, все в ажуре. Чему
положено работать - работало, чему положено ремонтироваться -
ремонтировалось. И делалось все вроде само собой. Может, кажущаяся
заведенность и заставила тогда горком внимательно приглядеться к Розову? А
может, обрывок разговора Розова с бывшим директором, который Слашев
услышал краем уха? И разговора было всего ничего, и касался он темы совсем
не инженерной, а вот, поди ты, запомнился. Происходил он около скотного
двора, которого сегодня и в помине нет. А тогда был.
Стояло длинное, наполовину вросшее в навоз, облупившееся саманное
здание. Крышу его с обеих сторон косо подпирали бесчетные колья, и поэтому
здание удивительно напоминало прожорливую тощую гусеницу.
Около этого здания-гусеницы разыскал директора и главного инженера
новый секретарь горкома партии, Вылезая из машины, услышал заключительные
сл



Назад