3df4ac0f     

Попов Виктор Николаевич - Песня



Виктор Попов
ПЕСНЯ
1
Утром на кинобазу прибежала Полюшка - райкомовский курьер. Наткнувшись
в дверях на выходившего Сергея, она схватила его за рукав и, как
показалось Сергею, зловещим тоном сказала:
- Тебя Константин Васильевич вызывает. Сро-ч-но!
Константин Васильевич - первый секретарь райкома, и экстренный вызов к
нему был происшествием чрезвычайным. Сергей припомнил события последних
дней... Разве только что позавчера крупно поспорил с Павлом Никифоровичем,
начальником базы... Так это не впервой - служба есть служба. Не вспомнив
решительно ничего, Сергей покосился на Полюшку и осторожно спросил:
- А как он на вид, не сердится?
- Я почем знаю, обыкновенный .. телефон вот у вас не работает, а я
через все село бегай. Чего у вас с телефоном? Безобразие!
"Безобразие" было любимым словечком непосредственного Полюшкиного
начальника - технического секретаря райкома Тамары Моисеевой.
- Не знаю. Это ты у связистов спроси.
- У связистов. Сами, небось, сломали, а связисты виноваты. Вот Тамара
Петровна за такую безответственность еще спросит.
Кругленькая, коротконогая Полюшка семенила за широко шагавшим Сергеем и
всю дорогу рассуждала о том, что люди не ценят чужого труда.
Когда вошли в райкомовский садик, она в последний раз проворчала:
"Безобразие". Потом, ударив себя по бедрам, растерянно сказала:
- Ай, ай! А на маслозавод-то я и забыла.
Повернулась и засеменила обратно: маслозавод находился рядом с
кинобазой.
Проходя от двери к секретарскому столу, Сергей по внешним признакам
старался установить настроение Константина Васильевича. Глаза улыбались -
это хорошо. А вот пальцами по столу барабанит - кто его знает, хорошо это
или плохо. Оказалось - хорошо. Потому что, указав Сергею на стул,
Константин Васильевич весело сказал:
- "Красный пахарь"-то, а? Только ч го звонили - по всем статьям годовой
план перекрыл. Василь Василич-то каков, а!
Сергей не знал, что "Красный пахарь" еще в прошлом юду плелся в хвосте
и был больным местом райкома. Не знал он и того, что недавнего горожанина
Василия Васильевича Чернова, человека с виду тихого и неповоротливого,
райком послал в "Красный пахарь" по насюянию Константина Васильевича,
который угадал в Чернове организатора.
Сергей хотел промолчать, но решил, что это неудобно, и, вежливо
улыбнувшись, сказал:
- Да...
- Молодец, честное слово, молодец!.. А тебе что, особое приглашение
надо? Садись, в ногах правды нет.
Догадываешься, зачем понадобился?
- Пока нет.
- Дело одно поручить тебе хочу.
Сергей опять вежливо улыбнулся.
- Ты в совхозе "Степном" бывал?
- Там Ветров обслуживает.
- Одним словом, не бывал?
- Нет.
- Так вот, съездить придется.
- Какое же это огорчение, - облегченно сказал Сергей.
- Ты подожди радоваться. Небось, думаешь, после Нового года ехать.
Сегодня ехать надо. Новоселы... Живут у черта на куличках. Никак их на
Новый год без кино оставить нельзя.
- Константин Васильевич, - Сергей просительно посмотрел на секретаря.
- Знаю, что не хочется. Небось, уже и деньги на складчину внес? Внес
ведь?
Сергей кивнул.
- Ничего не поделаешь. Я и так и так думал. Некого, кроме тебя, послать.
- Так куст-то Ветрова...
- У Ветрова жена да ребятишек трое. Ему Новый год в семье надо быть.
Тоже и Орехову.
- Это так, конечно, только...
- То-то и оно, что только. Ты, небось, когда на целину ехал, перед
своими комсомольцами выступал, говорил о трудностях и о всяком таком, что
не боишься, мол.
А теперь толкуешь, что куст не твой... Значит, договорилис



Назад