3df4ac0f     

Попов Валерий - Очаровательное Захолустье



Валерий Попов
Очаровательное захолустье
повесть
Попов Валерий Георгиевич родился в 1939 году в Казани, прозаик. В 1963
году закончил Ленинградский электротехнический институт, в 1970-м - сценарный
факультет ВГИКа. Печатается с 1965 года, автор многих книг прозы. Живет в
Санкт-Петербурге. Постоянный автор "Нового мира".
ГЛАВА 1
- Вы знаете, что у Есенина и Зорге был сын?
Я пошатнулся, но устоял. Редактор смотрел на меня пытливо и
благожелательно. И это - та работа, которую мне давно таинственно обещали мои
друзья, ради которой я сырым летом прогнал свою семью в холодную, дырявую
халупу? Работа, которая резко должна была поднять мой имидж, а главное, доход?
Не молчи! Какой-то реакции он от тебя явно ждет: если не восторга, то, во
всяком случае, признательности. Главное - не сглупить, не задать мелкий,
недостойный серьезного специалиста вопрос типа: "А как же у них?.."
Сексуальный интерес отметаем сразу: это не тот масштаб. Редактор явно ждет от
меня реакции более зрелой. А такие мелочи... Рихард Зорге, насколько я помню,
был гением конспирации, так что вполне мог оказаться и женщиной.
- Но это же в корне меняет... многие страницы нашей истории! - изумленно
произнес я.
И это была правильная реакция: редактор расцвел. Если уж они приоткрыли
некоторые тайны своих архивов, то наверняка не для того, чтобы подогревать в
ком-то чахлый нездоровый огонек, а для того, чтобы по-новому осветить нашу
историю. Я гордо выпрямился - гордый тем, что мне доверили такое задание.
Но душа скулила где-то в углу. Меня больше волновала сейчас не судьба сына
Есенина и Зорге (даже если он существовал в действительности), а моя
собственная судьба. Как же я сюда докатился? Ведь когда-то писал все, что мне
хочется! Молодость! Дерзость! Жадность! Из этих качеств осталось только
последнее, только жадность и удерживает меня пока на ногах, низкий ей поклон.
Но друзья, мои друзья, направившие меня сюда с мудрыми и проницательными
улыбками, считают, что я как раз до этого дозрел и больше уже ни на что не
способен? Так, видимо. Это конец. И надо принять его мужественно, с улыбкой.
- Мы настояли, - сообщил мне радостно Андре, - и они согласились пустить
тебя - именно тебя - в их гнездо!
Но яички тут оказались тухлые.
- Вы даете эту папку мне? - спросил я дрогнувшим от счастья голосом.
- Увы, нет, - после долгой паузы вздохнул он. - Пока еще не имеем права.
Слишком многие из перечисленных здесь еще в строю.
Это плохо.
- Пока могу вам дать одну лишь фамилию... - Редактор вздохнул. - Полковник
Етишин. Он задействован в этом весьма непосредственно.
- ...Я могу его видеть?
- ...Увы, нет.
Да. Небогато. А как в смысле аванса?
Чужие мысли он читал без труда.
- Насчет финансов вам все скажут в бухгалтерии. Я в этом не разбираюсь! -
Он благодушно отмахнулся ладонями: мол, и без этого хватает забот! - Ну, - он
приподнялся, - мы надеемся на вас! На вашу добросовестность, принципиальность,
а если понадобится, - он сделал паузу, - и смелость!
Вот это зря. Смелость бы мне не хотелось сюда вкладывать. Да и вообще...
Но что делать? Другой работы мне не светит в ближайшие годы. Мое место - тут.
Печально это понимать. Улыбайся, прощайся.
Рукопожатие у него оказалось довольно вялым. Не поверил в мои
возможности?.. Правильно сделал.
Ну, Андре, гад, который непосредственно направил меня сюда!.. "Твоя книга
перевернет все!" Как бы она меня не перевернула, мой утлый корабль! Друг мой
Андре, с его необыкновенной доброжелательностью и простодуш



Назад