3df4ac0f     

Попов Михаил - Илиада Капитана Блада



МИХАИЛ ПОПОВ
ИЛИАДА КАПИТАНА БЛАДА
Аннотация
XVII век. Острова Карибского моря. Блеск золота и запах легкой наживы влекут сюда искателей приключений со всего света. Жажда богатства и власти заставляет их ввязываться в самые рискованные дела, пускаться на самые отчаянные авантюры.

Но нет безрассуднее поступков, чем те, что совершают ради любви. В центре романа — капитан Блад, ставший новым губернатором Ямайки, и его приемная дочь. Это ради нее — Елены Прекрасной Карибского моря — скрещиваются шпаги и идут ко дну фрегаты.

Это она становится вожделенной целью для участников полной интриг, сражений и страсти этой истории.
Глава первая
Двадцать пять фунтов
В 1672 году в конце сезона дождей в гавани ПортРойяла бросил якорь трехмачтовый бриг «Девоншир» под командованием капитана Гринуэя. Профессией этого благородного джентльмена была торговля живым товаром. На этот раз он доставил на Ямайку большую партию рослых сенегальских негров.
«Девоншир» был первой ласточкой в Карлайлской бухте после затянувшегося сезона бурь и ливней, поэтому истосковавшаяся по новым впечатлениям публика в большом количестве высыпала на набережную. Жизнь в такой глухой провинции, какой являлась во второй половине семнадцатого века любая колония в Новом Свете, не изобиловала развлечениями, поэтому окрестные плантаторы решили совместить приятное с полезным: покупку свежей рабочей силы для своих имений, а заодно вывести в свет своих засидевшихся жен и дочерей.
Таким образом, набережная ПортРойяла в это утро представляла собой нечто среднее между невольничьим рынком и благородным собранием. Благо губернатор острова, полковник Блад, которого одинаково сильно раздражал вид и слишком большого количества кандалов и слишком большого количества женских платьев, находился в трауре в связи с безвременной кончиной своей юной дочери и не покидал губернаторского дворца.
Комендант порта майор Боллард выделил для поддержания порядка целую роту солдат, так что молодые леди могли совершенно спокойно передвигаться между шеренгами молчаливых черных невольников. Эти люди, замордованные вконец тяготами полуторамесячного плавания в тесных вонючих трюмах, были почти равнодушны к происходящему вокруг.
Капитан Гринуэй лично сопровождал наиболее влиятельных и состоятельных посетителей выставки живого товара и охотно давал все необходимые пояснения. В обычной своей «рабочей» жизни он одевался просто — кожаные штаны, кожаная же безрукавка да зеленая рубаха, но для таких случаев, как сегодня, он держал в запасе камзол не слишком устаревшего покроя, тщательно заштопанные чулки и парик.
В тот момент, когда он объяснял местному провизору доктору Шорту и его супруге чтото из области новых методов борьбы с желтой африканской лихорадкой, на набережной появилась очень любопытная парочка. Краем глаза заметив их, капитан извинился перед Шортами и поспешил навстречу вновь прибывшим.

Это были мистер Биверсток, возможно самый богатый человек к востоку от Наветренного пролива, и его дочь, черноволосая десятилетняя девочка с выразительным, красивым и сердитым личиком. Она уверенно шествовала впереди своего отца.
* * *
Мистер Биверсток — полный, краснощекий, ленивый на вид человек — благодушно улыбался и охотно позволял собою руководить. С тех пор как умерла его жена, характер некогда жестокого плантатора несколько смягчился, его взгляд на жизнь сделался философическим, а единственным смыслом существования стала дочь.
Лавиния росла ребенком в высшей степени незаурядным, создавалось такое впечатлени



Назад