3df4ac0f     

Попов Константин - Лучшие



Константин "MG42" Попов
Лучшие
"Данный текст не является мемуарами, документальной
повестью и т.д. Часть событий, фактов и персонажей,
встречающихся в тексте - вымышленные."
(быль в трех частях, с длинным эпиграфом и коротким эпилогом)
Горные вершины
Спят во тьме ночной;
Тихие долины
Полны свежей мглой;
Не пылит дорога,
Не дрожат листы...
Подожди немного,
Отдохнешь и ты.
М.Ю.Лермонтов
("Из Гете")
1.
- А очини-ка нам, Мугинштейн, с божьей помощью кассу... - прервал
затянувшееся молчание негромкий проникновенный голос и после короткой паузы
задумчиво добавил, - ... слышь, Гестапыч, тушеночки подгони, а...
Хайнц Виккерт, носивший в этой теплой компании почетное погоняло
"Гестапо" сделал движение в сторону говорившего - но движение лишь глазами.
Меж тем казалось, что вся его внушительная, затянутая в камуфляж для ночных
операций фигура слушала, ожидая продолжения. Всей фигурой слушал Хайнц,
кроме разве что ушей - немудрено, ибо по-русски он ни хрена не рубил.
Любителя же тушенки сей факт, похоже, нимало не волновал:
- Банку давай сюда, говорю! - Тот же голос, нарушивший на этот раз
очарование невыразимо черной, пусть и зимней, но все же южной ночи,
усугублявшееся отблесками небольшого костерка - а небольшие костерки, будь
вам известно, всегда что-нибудь да усугубляют - этот голос уже утратил свою
проникновенность, обретя временами свойственные его хозяину тембры человека
маловысокообразованного, но точно знающего свои сиюминутные пожелания.
Нетерпеливое движение в сторону микрофонившего тушенку Гестапо
обозначилось в складках такого же черного комбеза, мешковато сидевшего на
чуть ссутуленной, худощавой фигуре очкарика с интеллигентным, вопреки
впечатлению от его последнего высказывания, лицом. Конечно же, Рептилии, как
звали здесь парня в очках, были ведомы лингвистические познания Гестапо,
точнее полное их отсутствие, да и сам он вполне мог озвучить свое пожелание
на родном для Хайнца немецком, но...
...после сегодняшних полутора часов скачек по пересеченной местности
наперегонки с парой вражьих минометчиков, вообразивших себя крутыми
снайперами, скачек с двадцатью кило тротила за спиной и единственной
колотящейся в башке навязчивой мыслью: "Ну, пиздец..."
...после вчерашних занятий и сорванного интернациональным матом голоса,
коим он пытался перекрыть теперь уже непрерывную канонаду, прививая своим
чучмекам кое-какие понятия о непереходящих ценностях, то бишь о технике
безопасности при работе с прыгающей противопехотной миной ОЗМ-2...
...после возвращения четвертого дня из коротенького рейда,
растянувшегося на полторы недели, где они трижды крутили мазурку с
озверевшими от их хулиганств отборными зондеркомандами и потеряли почти
полгруппы...
...после всего этого и многого другого насчет цицеронить по-немецки
ломало его конкретно. А тушенки - страсть как хотелось.
Гестапо же, с невыносимой, с просто-таки гестаповской неторопливостью
протянул руку в костер, где лежало пять - на одну больше, чем сидело у
костра народу - разогревавшихся банок, не обращая внимания на жар поднял
одну из них за отогнутую крышку и протянул Рептилии заветный харч длиннющей
лапищей, не утрудившись подняться в рост. Рептилия, выпрямившийся, дабы
взять вожделенную тушенку, оказался чуть-чуть повыше сидевшего на корточках
Хайнца. Здоров был Гестапо, вот что... А временами Гестапо бывал и весьма
понятлив...
- Bitte... - ...хоть и немногословен.
- И тебе не болеть... - Благостно ответствовал Рептил, занося ло



Назад