3df4ac0f     

Попов Евгений - Как Съели Петуха



Евгений Попов
КАК СЪЕЛИ ПЕТУХА
Николай Ефимыч долгое время проживал с женой у моей тети Иры в деревянном
домике на улице Засухина. В качестве постояльца, платящего за жилплощадь
наличными деньгами раз в месяц.
Грустна, тревожна, зыбка и неясна жизнь людей, не имеющих квадратных
метров собственной или коммунальной жилплощади. Их гложут неясные стремления и
подозрения, им хочется переезжать с места на место, меняя род занятий и
деятельности. Им хочется счастья, а они идут в кино, и им опять хочется
счастья.
Вот, например, Николай Ефимыч. Замечательный мастер своего дела. Труженик
по металлу. Что-то там всю жизнь клепал, варил и паял. Точил.
Только он ведь не всю жизнь точил. Он сначала попал в Сибирь за
незначительные послевоенные преступления, а в 1954 году его амнистировали.
В те годы по улицам нашего города амнистированных бродили тыши. Бродили,
ели, спали на чердаках и в подвалах. И через этих бывших зэков жизнь горожан
во многом усложнилась. Редкий мирный смельчак выходил зимой поздним вечером из
дома, потому что все знали: однажды одна дама вышла на пять минут в девять
вечера, а навстречу ей - люди в телогрейках, и они сняли с нее всю верхнюю
одежду и часы. А было это в Таракановке около мясокомбината. Она тогда
кинулась к Суриковскому мосту, увидев, что там светло от фонарей и стоят
какие-то люди. Она к ним.
- Граждане! - кричит. - Меня раздели! Ой! Вон! Вон они побежали. Я их
запомнила. - Ты их запомнила? - спрашивают. - Видела! Видела! Они с меня сняли
зимнее пальто и каракулевую шапку. - И как увидишь, то узнаешь? - Узнаю,
узнаю! Как не узнать,- отвечала женщина, не чуя беды.
И тут ее мазнули перчаткой по глазам, и лицо ее стало цвета крови, ибо в
перчатку были вделаны бритвенные лезвия. Ну, окровавленная женщина ощупью
выбралась на проспект Сталина, упала, и там ее кое-кто якобы и видел. Женщина
ослепла, а банда скрылась. Банда "Черная кошка". Сибирь-54.
Или еще рассказывали - поймали детей, подвесили в лесу, изрезали ножами и
собирали кровь в колбы. - Зачем?
- А затем, чтоб сдавать на станцию ее переливания, получая за это
громадные деньги. - Что за чушь!
- Вот тебе и "чушь". Говорят тебе, поймали детей, подвесили в лесу,
изрезали ножами и собирали кровь в колбы.
Но Николай Ефимыч такими делами не занимался, не интересовался и не
участвовал. Боже мой! Да он наоборот, он если бы услышал или увидел что-либо
подобное, то сразу бы поднял шум и самолично вызвал милицию.
Он вообще ничем не интересовался. По мнению Николая Ефимыча, он и в лагеря
попал совершенно случайно, так как был невиновен. Не знаю. Вина это такое
скользкое и неясное моему уму понятие, что я по вопросу виновности или
невиновности Николая Ефимыча никак высказаться не могу, так как не понимаю и
не располагаю. Не знаю. Да и не важен в конце концов факт виновности или
невиновности в описываемом случае. Важно то, что после амнистии он стал очень
спокойным человеком, хотел счастья и поступил на производство, желая приложить
к нему свои золотые руки.
И имелась у него жена, торговавшая в промтоварной палатке на колхозном
рынке. Елена Демьяновна. По прозвищу Демьян.
Сама она была глухая, то есть слышала лишь немногое и произносимое громким
голосом прямо ей в ухо. Глухоту свою она иногда скрывала, делая вид, что
слышит все - и громким голосом произносимое и тихим тоже.
Это сокрытие как-то веселило Николай Ефимыча. Он ее в шутку ругал матом. В
шутку. А поскольку она ничего не слышала, то все шло как по маслу: Николай
Ефи



Назад