3df4ac0f     

Попиков Я - Голубой Онон



Я. Попиков
ГОЛУБОЙ ОНОН
Давнишней мечтой моей было посетить Забайкалье, познакомиться с тамошними
реками и озерами, поудить в них рыбу. И вот, наконец, мне посчастливилось
на короткое время приехать в Читу в командировку.
В субботу, сразу после рабочего дня, мы уже неслись на ГАЗ-69 по
асфальтированному шоссе, проходящему по горным местам, не уступающим по
своей красоте Кавказу.
Больше пяти часов находились мы в пути. Уже в полной темноте машина
остановилась.
- Вот и Голубой Онон *, - обрадованно сказал Анатолий Петрович, страстный
спиннингист и знаток здешних рек.
- А почему голубой? - спросил я.
- Завтра сами увидите, почему мы прозвали Онон голубым. Вода в нем очень
чистая. Днем, при солнце, она принимает светло-голубую окраску, как небо.
Машина стояла на пятачке небольшого котлована под приземистым тополем,
ветви которого широко и густо свисали, образуя подобие шатра. В прогалине
кустов поблескивал заливчик.
- Река Онон протекает в южной части Читинской области (в 200 километрах
от Читы), впадает в судоходную Шилку, а последняя-в Амур.
Мы прошли на берег. Тишина. Лишь мерно шумел где-то внизу Онон, окутанный
легким туманом. Мы стояли очарованные, жадно вдыхая горный воздух,
насыщенный речной влагой и запахом еще не отцветшей в этих местах
черемухи...
Вскоре мы сидели у пылающего костра и закусывали. И, как обычно в таких
случаях, каждый старался припомнить и рассказать самый яркий эпизод из
своей рыболовной практики.
После ужина прямо на земле у костра, на предусмотрительно захваченных с
собой полушубках, сморенные долгой дорогой, мы уснули.
Но как ни велика была усталость, рыболовный азарт пересилил.
Только-только начало светлеть небо, как я проснулся. Разве можно прозевать
утреннюю зорьку?!
- Успеем, - спокойно произнес Анатолий, - самый жор рыбы, когда солнце
выходит из-за гор.
Позавтракав и собрав двуручные спиннинги, оснастив леску самодельными
вертящимися блеснами типа "Универсалка", мы осторожно спустились к Онону.
Утро бодрило прохладой. С юга тянул легкий ветерок. День обещал быть
хорошим. Со всех сторон из кустарника доносились разноголосые птичьи
голоса.
Осторожно ступая, мы подошли к возвышающейся почти отвесно над рекой
скале. Здесь сливаются две протоки и образуют довольно широкий разлив
длиной до трехсот метров.
Каждый из нас выбрал площадку поудобнее, с расчетом, чтобы можно было
вываживать рыб прямо на каменистый берег. В горных быстрых реках местные
рыболовы подсачеком не пользуются.
Сделали первые забросы. Я долго приноравливался к спиннингу и силе
течения воды, чтобы блесна с тяжелым грузилом шла у дна, не цепляясь за
камни.
Поклевок не было, и мои спутники в высоких резиновых сапогах решили уйти
за выступ скалы. Там, ниже по течению, заводи и разливы, хорошие тайменьи и
сомовьи места. Я, обутый в низкие сапоги, должен был идти берегом через
скалу. Это было не так просто, и лучше было не торопиться.
Оставшись один, я подошел к самому выступу скалы и, выбрав место
поудобнее, стал делать заброс за забросом. Блесну при подмотке лесы на
катушке быстро сносило течением. Так прошло около часа, а поклевок все не
было. В душу закралось сомнение... Возможно, следует ожидать резкой
перемены погоды, поэтому не берет рыба....
Сменил блесну. Привязал "шторлинг", и при втором же забросе лесу
натянуло, как при зацепе. Я взмахнул удилищем, желая отцепить блесну, но
что это... Лесу с силой потянуло поперек течения. В глубине ходила крупная
рыбина! Сердце застучало. На мг



Назад