3df4ac0f     

Попель Николай Кириллович - В Тяжкую Пору



Попель Николай Кириллович
В тяжкую пору
Содержание
От автора
Час пробил
Огнем и гусеницами
Бои у Дубно
И все-таки мы прорвались
Впереди - наступление
От автора
В этих воспоминаниях я стремился рассказать о подлинных фронтовых событиях
самого тяжкого для нас периода Великой Отечественной войны. В ту пору было не
до дневников; в уцелевших записных книжках сохранились лишь отрывочные
заметки.
Работая над книгой, приходилось рыться в памяти, поднимать архивные
документы, расспрашивать товарищей. Так восстанавливались картины 1941-1942
годов, облик и подвиги людей, принявших первые удары сильного, хорошо
технически оснащенного врага. Многих из моих тогдашних товарищей по оружию
ныне нет в живых. Они погибли смертью героев, отстаивая свободу и
независимость социалистического Отечества, закладывая фундамент нашей великой
победы в войне. Долг тех, кто прошел четырехлетний путь боев, состоит, в
частности, и в том, чтобы свято беречь память о павших героях, рассказывать об
их славной жизни и бессмертных делах новым поколениям советских людей.
При написании мемуаров особенно большую помощь оказали мне
генерал-лейтенант запаса Д.И. Рябышев, полковник запаса А.П. Сытник, полковник
запаса П.И. Волков, подполковник запаса Г.Д. Крупа. Выражаю им свою глубокую
признательность. От души благодарю также работников учета кадров,
финансово-пенсионного отдела и архива Министерства обороны, которые немало
потрудились, разыскивая семьи погибших бойцов, офицеров и генералов.
Разумеется, не все и не всех удалось припомнить. Буду искренне благодарен
читателям, особенно бывшим боевым соратникам, за всевозможные советы и
замечания, постараюсь максимально использовать их.
Имена участников описываемых в книге событий, за исключением нескольких,
подлинные.
 
Час пробил
1
Прошли годы и годы, однако в памяти живы события и встречи тех давно
минувших дней...
Над танкодромом от зари до зари не рассеивается пыль. Подшитый утром
подворотничок к обеду становится черным. На поле строятся и перестраиваются в
боевые порядки новенькие, недавно поступившие к нам на вооружение Т-34.
Учения, стрельбы, разборы, совещания, инструктажи, политзанятия... Все это
составляет военную службу мирного времени. Всем этим я обязан заниматься, так
как являюсь заместителем командира механизированного корпуса по политической
части и начальником отдела политической пропаганды. В приказах название моей
должности едва умещается в полторы строки, и, как уверяет комкор, длиннее его
нет во всей Красной Армии...
Мы стояли тогда в недавно лишь освобожденной Западной Украине. До Сана, по
левому берегу которого вышагивали германские пограничники, было рукой подать.
В этом заключалось некоторое своеобразие.
Помню, еще в августе сорокового года я вместе с бригадным комиссаром
Сергеевым ехал однажды в Станислав. По пути, в небольшом районном городишке
Калуше, увидели на лотке арбузы. Мы вышли из машины и встали в очередь.
Вдруг появляется хорошенькая девушка с длинными, как тогда было модно в
этих краях, локонами.
Шепнула что-то продавцу, сама отобрала три кавуна, поднося каждый к уху,
проверила - хрустит ли - и дала нам. Сергеев, подхватив арбузы, пошел к
машине, я стал расплачиваться.
- Неужели товарищ комиссар не узнает меня? - кокетливо улыбнулась девушка
Я пожал плечами. Она назвалась машинисткой райкома партии и сказала, что
не однажды видела меня у секретаря...
Когда уже показался Станислав, Сергеев неожиданно спросил:
- Хороша?
Хотя прошло



Назад