3df4ac0f     

Полякова Татьяна - Тонкая Штучка



ТОНКАЯ ШТУЧКА
Татьяна ПОЛЯКОВА
Анонс
В областном городе погибает московский "авторитет". Брат бандита приезжает мстить, и сразу же выходит на молодую учительницу Юлию, - она последней видела погибшего. В городе зазвучали выстрелы - идут бандитские разборки.

Но на подозрении у бандитов учительница - она прекрасно водит машину, без промаха стреляет, разбирается в психологии... Кто же она на самом деле? Подсадная утка или...
Вечер ничего не обещал. Несколько минут я разглядывала телефон: очень хотелось позвонить сыну. Однако частые звонки могут быть восприняты свекровью как недоверие с моей стороны, да и мальчику не помешает некоторая самостоятельность. Позвоню в субботу, как договорились.

Я поставила на плиту чайник и отправилась в ванную, постояла под душем, накинула махровый халат и вернулась в кухню. Заварила чай, нарезала лимон толстыми дольками и с подносом в руках прошла в комнату.

Устроилась в кресле, блаженно прихлебывала чай и прислушивалась к детским голосам во дворе. Потом взяла том Шекспира в английском издании и погрузилась в чтение.
Погружение было основательным: Шекспира я любила, и роковые страсти леди Макбет меня необычайно волновали. Когда я подняла голову, часы показывали половину одиннадцатого.

Детские голоса за окном стихли, Вера Петровна из восьмой зычно крикнула: "Ленька, быстро домой!" - и стало почти тихо. Я сладко потянулась, косясь на лимон, и решила, что не грех выпить еще чайку. Вот тут и раздался звонок в дверь.
В самом факте, что в дверь звонят в это время, не было ничего необычного, но звонок неожиданно внес беспокойство в мою умиротворенную душу: резкий, не прекращающийся, он вызывал тревогу. Бегом я кинулась к двери, с перепугу забыв спросить "кто?", повернула замок, и тут дверь под чьей-то тяжестью распахнулась так, что я едва успела отскочить в сторону, и в прихожую, странно согнувшись, вошел человек.

Вскинул голову с землисто-бледным лицом, сказал отчетливо: "Помоги" - и рухнул на пол. Я слабо охнула. Человек на полу не шевелился.
- Мамочка моя, - взвизгнула я, опасливо выглянула за дверь и торопливо ее захлопнула. А потом затопталась рядом с гостем. - Послушайте, - вконец растерявшись, шептала я. - Вам плохо? Может быть, вы встанете? - Нет, вставать он не собирался.

Лежал, подобрав под себя руки, совершенно неподвижно и очень страшно. Я опять тихонько взвизгнула и, замирая от страха, присела рядом. - Вы меня слышите?
Я потянула его за плечо. Это оказалось довольно трудным делом: мужчина был крупный. С третьей попытки мне удалось повернуть его на спину, кожаная куртка распахнулась, на груди, на светло-голубой шелковой рубашке, расползлось огромное кровавое пятно.
- Боже мой, - прошептала я и увидела его лицо: он смотрел на меня широко распахнутыми мертвыми глазами. Вот тут я заорала по-настоящему. В дверь звонили и стучали: "Юля, Юля, что случилось?" - звала Вера Петровна, а я, заходясь в истерике, топала ногами, вопила: "Помогите, вытащите меня отсюда" - и только минут через пять сообразила отпереть замок.
Выскочив из квартиры, я хлопнулась на чьи-то руки, а в себя пришла уже на диване, от боли. Мне делали укол в вену, врач, молоденькая женщина, что-то говорила ласково, а по комнате расхаживали два милиционера. Я пожалела, что очнулась.
***
- Вы утверждаете, что никогда его не видели раньше?
- Утверждаю, - кивнула я и потянулась к чаю. Руки противно дрожали, а чай казался безвкусным.
- Значит, не видели. Так. А почему он, по-вашему, пришел именно к вам?
- Потому что у меня первая кварти



Назад