3df4ac0f     

Полякова Татьяна - Строптивая Мишень



СТРОПТИВАЯ МИШЕНЬ
Татьяна ПОЛЯКОВА
- Ну что тебе стоит? - заявила Наташка. Я неопределенно кивнула, не испытывая желания соглашаться.
- Я ведь не прошу тебя спать с ним, - нахмурилась она. - Встретишь человека, проводишь в гостиницу, поужинаешь с ним, чтоб он не чувствовал себя совсем заброшенным, и все.
Я опять кивнула, уставившись в противоположный угол комнаты: там не было ничего интересного.
- Идет? - спросила Наташка. Я пожала плечами:
- Мне что-то не хочется.
- Ну, знаешь ли... Гера нам голову оторвет...
- Тебе, - поправила я.
- Конечно! - разозлилась Наташка. - Вроде бы это и тебя касается.
- А вроде бы и нет, - ответила я, продолжая злить ее Бог знает зачем.
Наташка плеснула в высокий стакан водки, выпила и повертела стакан в руке.
- Много пьешь, - вздохнула я.
- Не у всех нервы железные... Ладно. Давай по - доброму. Парня надо встретить - это моя обязанность, так?
- Так, - вздохнула я, делая вид, что угол комнаты меня все еще занимает.
- Я не могу, потому что идти с таким украшением под глазом неприлично. Окажи любезность, сделай это за меня. - Она разозлилась по-настоящему, поэтому добавила:
- В конце концов, ты мне многим обязана.
Это была святая правда. Я кивнула.
- Не заводись. Встречу я его, встречу, и в гостиницу отвезу, и даже поужинаю.
Я отпила глоток, повертела стакан в руке, как только что Наташка, и щелчком подтолкнула его по блестящей поверхности стола. Не рассчитала: стакан упал, правда, не разбился.
- Что? - настороженно спросила Наташка, следя за моими действиями.
- Ничего. Нервничаю.
- Ты не умеешь нервничать. Ты железная. Железобетонная. Тебе на все наплевать.

Ты все можешь, ты никого не боишься.
- Это что, сеанс аутотренинга? - поинтересовалась я.
- Вроде того.
- Неважно у тебя получается.
- Как умею.
- Когда он приедет? - вздохнула я.
- Около шести. Документами его Валерка загрузит, а твое дело - гостеприимство.
- Отлично, - сказала я, поднимая стакан с пола. - Ты останешься?
- Хотелось бы. Мешать не буду?
- Ты мне никогда не мешаешь, - сказала я. - Я тебя люблю. Это я так, на всякий случай. Становлюсь сентиментальной, как видишь.

Трещина в железобетоне.
- Часа в четыре тебе надо быть в офисе.
- Хорошо, - я кивнула и пошла из комнаты.
- Поезжай на моей машине, - добавила Наташка мне вслед.
В офисе царила тишина, близкая к могильной. Я прошла по коридору, насвистывая.
- Я здесь, - крикнул Валера из-за двери. Я толкнула дверь ногой, просунула голову в его кабинет и лучисто улыбнулась.
- Привет, - сказал он. - Как Наташкин глаз?
- Хуже не бывает.
- Он сексуальный маньяк.
- Не-а, это она хоть кого доконает.
- Тебе лучше знать.
- Я подожду в кабинете, - с легкой заминкой сообщила я и пошла дальше.
В кабинете ничего не изменилось. Я огляделась с порога, прошлась, рассмотрела фотографии на каминной полке (камин был электрическим, но выглядел почти настоящим). Никаких эмоций. Сплошной железобетон. Я села в кресло, закинула ноги на стол и стала разглядывать потолок.

И размышлять. Ничего заслуживающего внимания в голову не приходило, что неудивительно. Мое дело - ждать. Я перебирала мысли, точно хлам на чердаке, силясь зацепиться за что-то и удостоиться озарения.

Не получалось.
В дверь офиса позвонили.
- Ты откроешь? - крикнул Валера.
- Открою, - ответила я, нажимая кнопку. Потом встала, расправила плечи, нацепила на лицо лучезарную улыбку и пошла встречать гостя.
- Здравствуйте, - улыбнулся он, целуя мне руку. - Вы Наташа, я угадал?
Черта лысого... угадал не угадал, кака



Назад