3df4ac0f     

Полякова Татьяна - Фитнес Для Красной Шапочки



ФИТНЕС ДЛЯ КРАСНОЙ ШАПОЧКИ
Татьяна ПОЛЯКОВА
Анонс
Жила-была Красная Шапочка. И спасла она от верной гибели серого волка. А волк возьми да и влюбись в нее. Вот тут-то и началось самое страшное...

Полина Лунина порой впрямь ощущает себя героиней сказки. Только сказка какая-то жуткая получается: все охотятся друг на друга, а ее используют то ли как приманку, то ли как слепое орудие. И при этом все желают ей добра и счастья - и бандиты, и милиция, и друзья. Правда?

Полине от этого не легче: сказка чем дальше, тем страшнее. Придется самой сочинять хороший конец. А конец - делу венец.

Возможно, венцом и кончится...
***
- Очень сожалею, - сказал он и виновато улыбнулся, а я торопливо поднялась и шагнула к двери. - Полина Владимировна, - окликнул он, я повернулась, и мой шеф, пряча глаза, со вздохом добавил:
- Я действительно очень сожалею.
Я пожала плечами и вышла, стараясь выглядеть довольной жизнью, дошла до своего кабинета, захлопнула дверь и грязно выругалась. Я только что лишилась работы.
Шеф вызвал меня десять минут назад и, чувствуя себя, как уж на сковородке, заявил, что фирма испытывает трудности и сокращение штата неизбежно, а так как я пришла к ним недавно... ну, и прочее в том же духе. Говорить все это ему было неловко, и он, скорее всего, действительно сожалел, только мне от его сожалений радость небольшая.
- Вот дерьмо, - пробормотала я, достала из шкафа коробку и принялась складывать в нее свои вещи.
Дела в фирме шли прекрасно, и никаких сокращений не предвиделось. Меня выставили просто потому, что я в этом городе в черном списке. Возможно, никакого списка вовсе и нет или он состоит из одной моей фамилии, но то, что работы в родном городе я не получу, совершенно очевидно.

А я-то надеялась, что после пятилетнего отсутствия смогу жить спокойно. И вот такое многообещающее начало...
Коробка заполнилась наполовину, когда дверь приоткрылась и в кабинет заглянула Ольга Шевцова. За три недели, что я здесь работала, мы успели подружиться, и выражение тихой печали пополам с недоумением на ее лице меня ничуть не удивило.
- Ты куда собираешься? - почему-то шепотом спросила она.
- Меня уволили, - ответила я, продолжая сборы.
- За что?
- По сокращению штатов. Фирма испытывает трудности... И все такое...
- Он так сказал? - нахмурилась Ольга.
- Ага.
- Он спятил. Какие трудности? Что за бред?
- Если очень интересно, спроси у него.. Ольга присела на краешек стула и, все еще хмурясь, заявила:
- Ты хороший специалист.
- Надеюсь.
- И у нас нет трудностей.
- Наверное.
- Но тебя уволили. Он что, приставал к тебе?
- Нет.
- Нет? Тогда с какой стати...
- Слушай, - разворачиваясь к ней, сказала я, - меня уволили. Официальную версию ты знаешь, а обо всем остальном мне ничего не известно. - Я, конечно, лукавила, ибо истинную причину увольнения знала наверняка, а не просто догадывалась.

Но посвящать в свои дела Ольгу я не желала, не потому, что очень скрытная по натуре, а по той простой причине, что помочь Ольга мне не сможет, чего ж тогда понапрасну загружать человека своими проблемами. Сборы я закончила, накинула куртку и, подхватив коробку, шагнула к двери.
- Что, вот так сразу и уйдешь? - спросила Ольга.
- Если меня уволили, я не обязана сидеть здесь целый день. Пока.
- Я к тебе после работы зайду. Ладно?
- Заходи. - Держа коробку под мышкой, я вышла в коридор и, на прощание кивнув Ольге, направилась к выходу.
Оказавшись на улице, я преодолела несколько десятков метров до парка и хлопнулась на ближайшую скамью. Тяжко вздох



Назад