3df4ac0f     

Полякова Татьяна - Чего Хочет Женщина



ЧЕГО ХОЧЕТ ЖЕНЩИНА
Татьяна ПОЛЯКОВА
Мы с мужем совершали ритуал: чаепитие перед спектаклем. Муж просматривал газету, прихлебывал чай из огромной чашки и сообщал мне последние театральные новости. Рассказчик он хороший, чего не скажешь о его игре.

Я пила чай из чашки поменьше, с удовольствием смотрела на его красивое лицо и жалела, что он мой муж. Услышав звонок в дверь, я досадливо поморщилась - по четвергам, а был четверг, мы предпочитали проводить день вдвоем. Муж посмотрел на меня поверх газеты.
- Кто бы это?
- Понятия не имею, - ответила я и хотела подняться, но он опередил меня.
- Сиди, дорогая, я открою, - муж у меня джентльмен.
Звонок надоедливо трещал, затем хлопнула дверь, и я услышала голос моей подруги Таньки, при звуках которого меня всегда пробирает дрожь. Болтать она начала с порога, муж довел ее под руку до кухни.
- Привет, - буркнула она и тут же добавила:
- Я влюбилась.
- Чудесно, - без иронии заметил муж. - Присутствовать можно?
- Оставайся, - разрешила Танька. - Тебе полезно послушать. Что-то ты больно спокоен, друг мой, а с такой женой, как у тебя, всегда надо быть начеку.
- Приму к сведению. Так что там за новый возлюбленный?
Танька влюблялась, как правило, четырежды в год, вспышки приходились на средний месяц каждого сезона, она объясняла это особыми токами в крови.
- Ну, так что за любовник? - подала я голос. - Что он, красив, умен?
Танька подозрительно покосилась на меня.
- Что-то ты бледная сегодня.
- Это освещение.
- Может, и освещение, а по мне, ты слишком много пялишься на своего красавца мужа. Кстати, мужчине вовсе не обязательно быть красивым, а ум ему уж точно ни к чему.
- Значит, твой любовник безобразен и глуп?
Танька стала сверлить меня взглядом, силясь понять, говорю ли я серьезно или дразню ее. Наверняка лицо у меня сейчас довольно глупое, зато непроницаемое. Я пользуюсь своим лицом как ширмой.

Не обнаружив ничего похожего на насмешку, Танька улыбнулась.
- Он чудо.
- Прошу прощения, леди, - встрял муж. - Пикантные подробности будут?
- Разумеется, - ответила Танька.
- Тогда я удаляюсь. Терпеть не могу, когда хвалят других.
Муж поднялся и, одарив меня самым нежным взглядом из своего арсенала (в театре он играет преимущественно любовников), скрылся в гостиной.
- Хорош, черт, - вздохнула Танька.
- Хорош, - отозвалась я. - Ну, что там с любовником?
- Он из Сан-Франциско.
- А где это?
- Не прикидывайся. В Америке.
- Серьезно? А здесь-то ему что надо?
- Контракт приехал заключать. Мост будут строить.
- Через нашу канавку, что ли?
- Ты чего сегодня вредная такая, женские недомогания?
- Да я так просто, выясняю, - мирно сказала я. - Контракт заключили?
- Нет. Думаем. Уж больно круто.
- Так ведь из Сан-Франциско люди едут.
- Вообще-то он грузин.
- Но из Сан-Франциско. Любопытно.
Танька опять стала сверлить меня взглядом.
- Не вредничай, родители у него эмигрировали. - Тут она лучезарно улыбнулась и спросила:
- Доброе дело сделать хочешь?
- Хочу, если это не дорого.
- Не дорого. Пойдем в ресторан. Он меня поужинать пригласил. Но ведь как-то неудобно, верно?
- Отчего ж неудобно?
- Ну, у нас же вроде деловые отношения. А тут вдвоем.
- Так вы ж любовники.
- Да нет еще. В общем, я сказала, что приду с тобой, а он там какого-то хмыря притащит.
- Ты уверена, что получится приличней?
- Уверена. В шесть часов встречаемся.
- Не пойдет. Сегодня в театр иду.
- Что там делать-то? На мужа смотреть... Он тебе и так целыми днями глаза мозолит. Между прочим, не так уж часто я о



Назад