3df4ac0f     

Полынская Галина - Москва Необетованная



ГАЛИНА ПОЛЫНСКАЯ
Москва необетованная
Фантастическая повесть в эпизодах.
Часть первая
Все имена и действующие лица вымышленные, любое сходство с реальными
людьми и событиями является случайным.
Эпизод 1
Петрушевич и сыновья.
"Дилижанс" - какое красивое слово!" - подумал Лев Петрушевич,
перепрыгивая через большую мутную лужу. Приземлился он на самый край и лишь
слегка забрызгал грязной водой чистенькую обувь. "Жизнь прекрасна!" -
радостно подумал он, энергично постучал ботинком о ботинок и поспешил к
большому старому зданию, в подвале коего размещалась крошечная фабрика, а
на первом этаже вполне процветал магазинчик, торговавший продукцией этой
фабрики. Все это являлось собственностью г-на Петрушевича, о чем и сообщала
вывеска, тщательно сделанная под дореволюционную: "Петрушевичъ и сыновья.
Светильники и люстры на любой вкусъ".
Лев имел трогательную слабость ко всему старинному и дореволюционному,
и частенько сокрушался, что не родился в те времена, когда бы он мог быть
барином и ездить на извозчике. Эта страсть была похожа на давнюю детскую
неосуществимую мечту, глуповатую и милую. Семье его странность не мешала.
Младший сын обожал отца и его причуды, ему нравилось жить в
придуманном мире Льва, жена считала, что лучше супругу в барина играть, чем
пить как все соседи, вот только старший сын Никита стыдился отца и его
фантазий, страстно ненавидя все, что связано с фабрикой и магазинчиком.
Полюбовавшись на вывеску, Лев толкнул стеклянную дверь, звякнул
колокольчик, и Петрушевич оказался в утреннем полумраке магазинчика. Никита
стоял у окна, куря в форточку, младший Дмитрий сидел за прилавком и вертел
в руках странную конструкцию непонятной формы.
- Доброе утречко, сынки! - поприветствовал их Лев, расстегивая
пуговицы серого драпового пальто.
- Доброе, - вяло ответил старший, и выпустил в окно столб дыма.
- Привет, пап, - кивнул младший, не отрываясь от изучения странной
штуковины.
- Опять у тетки ночевали, скоро дом совсем забудете, - Лев пристроил
пальто на вешалку и одернул серый пиджак, ладно сидевший на круглом
упитанном животике.
- Уж такое забудешь, как же! - ядовито усмехнулся Никита.
- Мы просто засиделись до темноты, пап, - Дмитрий посмотрел
конструкцию на свет.
- Открываться пора, - Лев зажег свет и с удовольствием взглянул на
развешенные под потолком светильники и люстры на любой вкус.
Вообще-то вкус у покупателей должен был быть очень уж неприхотлив,
потому что светильников было всего четыре вида, а люстр ни одной. Пройдясь
веничком по полу и сухой тряпочкой по витрине, в которой красовались все те
же творения, что и под потолком, Лев занял свое место за прилавком.
Магазинчик тоже был частью его придуманного мира, любимой игрушкой,
доставшейся в наследство от какого-то дальнего родственника.
Вскоре пришли рабочие фабрики - Саша, Илюша и Тима, трое тихих
застенчивых алкоголиков, преданно любящих Льва за то, что неизменно в конце
рабочего дня он платил им деньги. Поздоровавшись, они, как тени, скользнули
в неприметную боковую дверку и неслышно спустились по лесенке, ведущей в
подвал.
- Дела идут отлично! - сказал Петрушевич, вдохновенно глядя в окно на
промозглое мартовское утро.
Он произносил эту фразу ежедневно, как какое-нибудь магическое
заклинание. Кто знает, может именно поэтому его светильники раскупались? А
может и потому, что жизнерадостный Лев распространял вокруг себя столько
всего положительно-притягательного, что люди просто не могли пройти мимо.
Они заходил



Назад