3df4ac0f     

Полынская Галина - Четыре Года Падал Снег



ГАЛИНА ПОЛЫНСКАЯ
ЧЕТЫРЕ ГОДА ПАДАЛ СНЕГ.
Посвящается Российскому Имперскому
Союз-Ордену и начальнику
Санкт-Петербургского отдела Ордена
Господину Туровскому Борису Сергеевичу лично!
Глава первая: В жизни ничего не слышал гаже!
- В жизни ничего не слышал гаже, чем эти Ваши сальные шутки!
- Чем это Вам мои шутки не угодили? С каких времен Вы стали
моралистом?
- С каких времен? Да Вы посмотрите на наши! Что за времена, что за
нравы, нет никакой возможности дышать, кругом только быдло и хамы, хамы и
быдло! Посмотрите по сторонам, просто ужаснетесь: упадничество культуры,
экономики, даже общение и то в упадничестве, а все из-за чего? Из-за хамья
и быдла. Посмотрите и Вы увидите.
- Не знаю, сколько времени смотрю, ровным счетом ничего не вижу.
- Вы не туда смотрите, в зеркало, в зеркало посмотрите.
- Хамить изволите? Да за такие слова и по физиономии схлопотать можно!
- Вполне возможно, а можно и ответить по всей форме!
- А может и дуэль?!
- Разумеется, сейчас, подождите, я перчаточку сниму...
- Не трудитесь, я уже снял и с превеликим удовольствием Вам по
мордасам...
- Все, спасибо, господа! Барон фон Штофф, граф Голодев, вы прошли
тест, господа, поздравляю, Вы по-прежнему господа!
- Так мы свободны?
- Да, безусловно, скажите, пусть следующий заходит.
Барон фон Штофф и граф Голодев покинули Экзаменационный Сектор. На
улице по-прежнему шел снег.
- Настроение дрянь, милейший, - сообщил граф Голодев. - Эх, как бы мне
хотелось взять ленту световой взрывчатки, обмотать все это, нажать на
кнопочку и уничтожить весь этот дикий каприз!
- Что именно Вы считаете диким капризом?
- Да всю нашу планету, милейший друг. Безумие все это, да перед
соседями стыдно. Остальные планеты считают нас какими-то несуразными
атавизмами. Вот, давеча, к супруге моей прилетал приятель её кузена, так он
прямо таки при всем обществе изволил выражаться и хохотать насчет нашей
жизни и уклада.
Голодев печально посмотрел на висящую рядом с Полуденным Солнцем
золотистую планету, которую жители между собой называли: "Ненужной Луной",
и тяжело вздохнул, видимо припомнив выражение приятеля кузена.
- Что ж делать? - барон фон Штофф поднял воротник шубы. - У них свое,
у нас свое. Вон на Сириусе все ходят в синих, простите, облегающих штанах,
что же и нам теперь такое на себя напялить? А не пойти ли нам в трактир,
милейший?
- Вы бы меня ещё в рюмочную позвали! - фыркнул Голодев. - Пойдемте в
ресторацию.
- Я это и имел в виду.
Граф Голодев с отвращением посмотрел на вышколенный, как стадо лакеев
заснеженный сад и, придерживая за локоть неповоротливого, полного барона
фон Штоффа, направился к виднеющимся огням воздушной трассы. Барон фон
Штофф долго шел молча, потом не выдержал, и поделился своими соображениями:
- Вы во многом правы друг мой, - скорбно выдохнул он, - у меня
постоянные ощущения, что я дурак, и не я один. Все дураки.
- Смею заверить, у меня такое же точно чувство. Будто все мы
разыгрываем бесконечную комедию...
Граф Голодев подозвал такси и оно, подлетев, приземлилось рядом с
ними.
- Плачу я, - буркнул фон Штофф. Он с трудом залез в кабину, наступая
на полы своей длинной собольей шубы, и сказал:
- В ресторацию "На Распутье".
- Да могли бы и не говорить, все ваши уже там. - Флегматично сообщил
таксист.
- Неужто? - нисколько не удивился Голодев. - И все напиваются?
- Как свиньи-с.
- Так я и знал, - Голодев расстегнул свою шубу, устраиваясь поудобнее
в малиновом кожаном кресле. - После этого дурацкого теста вс



Назад