3df4ac0f     

Полторацкий Виктор Васильевич - Рамонь



Виктор Васильевич ПОЛТОРАЦКИЙ
РАМОНЬ
Рассказ
В июле 1942 года, когда завязались бои под Воронежем, туда с другого
участка фронта был переброшен Н-ский артполк. До Ельца артиллеристы ехали
поездом, потом выгрузились и дальше пошли через Задонск по шоссе.
Шли ночью. А ночи в том году были жаркие, душные. Люди задыхались от
пыли. Кругом лежали серые, выгоревшие от зноя поля. В жесткой траве
кричала какая-то птица, и крик ее был похож на человеческий голос,
просивший "пить, пить"...
Порой на шоссе возникал прерывистый, ноющий звук немецкого самолета.
Тогда поспешно гасились цигарки, прекращались разговоры, словно сверху
могли их услышать, и люди с тревогой вглядывались в неверное темно-синее
небо. Но звук удалялся и пропадал. Все облегченно вздыхали.
Раза два колонну бомбили. Впрочем, все обошлось благополучно.
Осколками убило лишь двух лошадей. Их выпрягли и оставили в кювете возле
дороги.
К концу третьей ночи полк повернул с шоссе на проселок, на рассвете
вошел в маленький, раскинувшийся над рекой городок. Здесь остановились на
отдых. Орудия, повозки, машины разместились за городом в роще. Подъехала
походная кухня. Стали готовить солдатский завтрак. В ожидании его
утомленные бойцы прилегли, кто прямо на траву, кто на разостланную
палатку.
Командир 6-го орудия Андрей Сотников, высокий сутуловатый мужчина лет
тридцати, с осунувшимся, серым от пыли лицом, сказал ездовому Хабибулину,
чтобы тот, когда будут раздавать завтрак, получил бы и на него, а сам
неторопливой походкой усталого человека пошел к городу.
Этот маленький, тихий, зеленый городок привлек Сотникова каким-то
совершенно мирным уютом, от которого он уже отвык за долгие месяцы войны.
Словно детством повеяло на него от заросших травой улиц, от крашеных
палисадников и старых резных калиток.
До войны Сотников жил в Чернигове. Гитлеровцы сожгли этот город
дотла. В Чернигове у него была семья. Жена и двое детей. Мальчик и
девочка. Сотников оставил их в первый месяц войны, когда пошел в армию.
Где семья теперь, он не знал, хотя надеялся, что Катя с детишками
выбралась из Чернигова.
Он разыскивал их, посылая десятки запросов в разные учреждения,
ведавшие эвакуацией, но ответов пока не получил.
Война сломала, исковеркала жизнь этого человека. Разрушила его семью,
сожгла его дом.
Он все-таки верил, что семья найдется, что он еще увидит и своих
детей, и жену. Но как они будут жить, где обретут свой угол?
Сожженные и разбитые города, толпы измученных беженцев на дорогах,
столбы дыма и пыли, вытоптанные поля, нервозная сутолока на вокзалах -
все, что встречал Сотников за время войны, оставили в душе его тяжкий
след. Ему же казалось, что нигде нет такого места, до которого бы не
дотянулась своей безжалостной рукою война.
И вдруг этот незнакомый маленький городок с тишиной палисадников, с
прохладой реки...
Шел Сотников по тихим, только еще просыпавшимся улицам и вдыхал
теплый утренний запах парного молока. Во дворах спокойно кудахтали куры.
Белая коза паслась в переулке.
Один домик с голубыми наличниками был очень похож на его черниговский
дом. Даже в палисаднике росли его любимые розовые мальвы, и ползучие
плетни тыквы зеленели вдоль изгороди.
На перилах крылечка, уже озаренных розовым солнцем, свернувшись в
клубок, дремал серый котенок. Сотников протянул руку, чтобы погладить его,
но котенок быстро вскочил, выгнул дугой пушистую спинку и воинственно
фыркнул.
- Глупый, - упрекнул его Сотников и, улыбаясь, пошел вдоль забора,
из-под кот



Назад