3df4ac0f     

Полякова Татьяна - Интим Не Предлагать



ИНТИМ НЕ ПРЕДЛАГАТЬ
Tатьяна ПОЛЯКОВА
Он стоял передо мной, уставясь в пол, переминался с ноги на ногу и громко сопел, пытаясь таким образом выразить свое негодование по поводу затянувшегося допроса.
- Ну и?.. - вздохнув, спросила я. Он поскреб затылок, поддал кроссовкой угол коврика, склонил голову ниже и засопел еще выразительнее. - Так, - удовлетворенно кивнула я, медленно наливаясь краской. Само собой, удовлетворение относилось не к тому факту, что Сенька молчит как рыба, намекая на свое присутствие лишь выдающимся сопением, а к тому, что я в очередной раз оказалась права: педагог из меня никудышный и со стороны сестры было чистым безумием попросить меня присмотреть за ее единственным и чересчур любимым чадом. Десять дней назад именно эту мысль я пыталась довести до ее сознания, когда она, позвонив часа в два ночи, с места в карьер заявила:
- Дарья, мы уезжаем.
- Свинство какое, - чуть не плача ответила я. - Я только что уснула, и вот пожалуйста.
- Не ворчи, - отмахнулась Машка, которая была на тринадцать лет старше меня и по этой самой причине верила, что совершенно необязательно считаться с моим мнением. - Ты слышала, что я сказала?
- Конечно. - Я потерла глаза и устроилась в постели поудобнее, зная склонность сестры к долгим телефонным разговорам.
- Ну и что?
- Что? - удивилась я.
- Мы уезжаем, - начала свирепеть Машка. - А ты даже не спросишь куда.
- Слушай, два часа ночи, чего ты от меня хочешь? Ну куда?..
- Мы едем на раскопки. В пустыню...
- Тоже мне новость. - Теперь я начала злиться: сестра у меня археолог, так же как и ее муж, и в этой самой пустыне они сидят безвылазно по девять месяцев в году, окончательно свихнувшись на черепках, костях, неолите и прочей совершенно недоступной моему пониманию ерунде. Впрочем, крамольных мыслей в присутствии сестры я никогда не высказываю. - Слушай, Машка, - жалобно начала я. - Вали в свою пустыню и позвони мне оттуда днем, а? У меня нормальный биологический цикл, ночью я сплю, хоть ты можешь мне и не поверить...
- Помолчи немного, - прервала сестра мои излияния. - Мы уезжаем через два дня. А у Сеньки каникулы. Что ему делать в пустыне?
По моему мнению, там и Машке делать было нечего, а уж ребенку тем более.
- Отправь его к бабушке, - понемногу приходя в себя, посоветовала я.
- Ты же знаешь, Марина Васильевна недавно перенесла операцию, ей нужен покой...
Тут до меня наконец-то дошло: Машкина свекровь поправляется после операции, другой близкой родни у нас не наблюдается, выходит...
- Э-э, - начала я не совсем уверенно. - Ты хочешь, чтобы я взяла Сеньку к себе?
- Конечно. На два месяца. У тебя же отпуск. Вот и отдохнете.
Вообще-то я планировала провести отпуск иначе.
- Слушай, а кто всегда считал, что мне нельзя доверять ребенка, что я его испорчу, все такое...
- Я и сейчас так считаю, но у меня нет выбора. В общем, я купила билет. Сенька приедет в среду, в 15.20.

Обязательно встреть его, он непременно наберет груду всякого дурацкого барахла.
- Хорошо, - покорно сказала я. - Только потом никаких претензий. Я плохой педагог, и тебе это доподлинно известно, я не умею воспитывать детей, особенно твоего Сеньку, а если и воспитываю, то не правильно.
- Воспитывай как умеешь, домой вернется, и будем перевоспитывать. Значит, в среду, в 15.20. Не забудь.
В среду я, изнывая от жары, томилась на вокзале, приехав туда где-то в половине третьего, автобус запаздывал, и я битый час торчала на солнцепеке. Видавший виды "Икарус" наконец возник из-за поворота, остановился, странно



Назад