3df4ac0f     

Полякова Татьяна - Брудершафт С Терминатором



БРУДЕРШАФТ С ТЕРМИНАТОРОМ
Татьяна ПОЛЯКОВА
Анонс
Жизнь порой поворачивается так, что напоминает какое-то кошмарное сновидение. Во всяком случае, Ангелина даже в страшном сне не могла представить, что ее вместе с маленькой дочкой похитят и будут держать в загородном доме.

Мало того - она станет любовницей самого опасного и неприятного из ее похитителей. Увы, но это произошло с ней не во сне, а в самой настоящей и очень суровой действительности. И теперь Ангелине надо выяснить, кто же ее друг, а кто враг.

А выяснив это, действовать решительно и беспощадно. Ведь только так можно избавиться от кошмара...
***
Мне снилось море. Волны ласково омывали золотой песок, кричали чайки, а солнце слепило глаза. Все еще пребывая в сладкой дреме, я подумала: "Надо выбраться на море хоть на недельку", - и тут зазвонил будильник.

Я торопливо приподнялась и заставила его замолчать, потерла глаза и со вздохом повернула голову, беспокоясь, что муж проснулся: в офис ему надо к десяти, и он мог бы еще час спать в свое удовольствие.
Однако постель рядом со мной была пуста. Я сунула ноги в тапочки и побрела на кухню, пытаясь окончательно пробудиться. Муж накрывал стол к завтраку, двигаясь, как всегда, неторопливо. Он не терпел спешки и все делал основательно.

Я такими достоинствами не обладаю.
- Привет, - потянувшись, сказала я. Анатолий улыбнулся, подошел ко мне, обнял и поцеловал в нос.
- Привет, - ответил он весело. - Как настроение?
- Пока не знаю. Ты чего вскочил так рано?
- Как же, - усмехнулся он, - у тебя трудный день...
День в самом деле предстоял не из легких: сегодня отчетный концерт в музыкальной школе, где я работаю. Усмешка мужа относилась не к данному факту, а к моей работе вообще.

Еще пять лет назад он высчитал, что за год я зарабатываю в десять раз меньше, чем он за месяц, и настойчиво рекомендовал мне оставить работу. Рекомендации я пропускала мимо ушей, мне моя работа нравилась. Муж в конце концов смирился.

После рождения Сашки, нашей дочки, он надеялся, что я образумлюсь (это его слова, а не мои), но по прошествии года и двух месяцев я заспешила на работу, и Анатолий с тяжким вздохом признал за мной это право, однако из вредности называл работу в детской музыкальной школе то альтруизмом, то "этой твоей затеей". Сии слова я близко к сердцу не принимала, и жили мы вполне счастливо.
- Волнуешься? - спросил Анатолий, наблюдая, как я с отсутствующим видом помешиваю кофе.
- Ага, - кивнула я.
- Уверен, ты прекрасно подготовилась.
- Дело ведь не только во мне.
- Вот увидишь, все пройдет отлично, - заверил он, перегнулся через стол и подмигнул мне. - Выше нос.
- Да все нормально, - улыбнулась я, хоть по обыкновению уже начала трястись перед концертом. - Ты приедешь? - помедлив, спросила я.
- Надеюсь. То есть я буду очень стараться, и если не случится ничего сверхнеожиданного... Ведь для тебя это важно...
- Не забудь, начало в 17.00.
- Ты же знаешь, я никогда ничего не забываю, - улыбнулся он, и это было чистой правдой.
- Юля приведет Сашку ко мне в школу, - сообщила я. - Если на концерте она устанет, Юля погуляет с ней в парке.
- Да, конечно, - кивнул Анатолий. - Потом отправим их домой, а сами закатимся в ресторан отмечать твою безоговорочную победу.
- Смотри не сглазь, - засмеялась я.
Мы закончили завтрак, на сборы я потратила сорок минут, поэтому к Сашке заглянула лишь на секундочку. Она спала, обхватив белого медвежонка, и я в который раз за утро решила, что я счастливая женщина.
Дверь напротив детской открылась, и появила



Назад