3df4ac0f     

Полякова Татьяна - Анфиса И Женька 2



НЕОПОЗНАННЫЙ ХОДЯЧИЙ ОБЪЕКТ
Татьяна ПОЛЯКОВА
Анонс
Подружкам Анфисе и Женьке приключений искать не надо. Они сами их находят. Казалось бы, в такой глухомани, куда занесло подруг, вообще ничего не происходит, ан нет: три убийства кряду при очень загадочных обстоятельствах, черные мессы на заброшенной мельнице, леденящий душу вой с болот и - масса подозреваемых.

Только вот улик-то маловато. А когда улики появляются, то подругам они вроде уже и ни к чему: преступники-то - вот они, стоят рядом и нагло усмехаются...
- Это черт знает что такое! - заявила Женька, и я удрученно кивнула в знак согласия. - Что он себе позволяет? - продолжила подружка. - Нет, спускать такое с рук никак нельзя, себе дороже.
Я вздохнула и даже шмыгнула носом от обиды и отчаяния, потому что Женька была права по всем статьям: и с рук спускать нельзя, и себе дороже.
Однако Женьке хорошо говорить, а каково мне, ведь речь идет о моем муже? Роман Андреевич, бравый полковник спецназа, в самом деле время от времени позволял себе... я хочу сказать, иногда он вел себя как распоследняя свинья, прошу прощения... Взять, к примеру, вчерашний случай.

Разумный человек сначала бы выяснил, в чем дело, а уж потом бы начал столы кувыркать, хотя, по моему мнению, разумному человеку столы кувыркать вовсе ни к чему. Впрочем, зная характер мужа, стоило предупредить его, что я иду в ресторан с двумя типами, то есть не я иду, конечно, мне-то они даром не нужны, идет Женька, а я ее сопровождаю.

Но подружка сказала, что предупреждать Ромку не стоит, не то он непременно разволнуется и начнет воспитывать, лучше, мол, сходим по-тихому, он даже ничего не узнает. По-тихому не получилось, то есть получилось совсем наоборот, даже очень громко, так что лучше бы он нас воспитывал, а не столы в ресторане кувыркал.
Вспомнив об этом, я пунцово покраснела и тяжко вздохнула уже который раз за утро. Женька, нахмурив брови, посмотрела на меня и заметила:
- Гнать его надо. В шею.
- Как это? - испугалась я. Прежде всего сама идея показалась мне крайне сомнительной в плане претворения ее в жизнь: Роман Андреевич - мужчина очень крупный, и гнать его в шею весьма затруднительно. А потом, что значит "гнать"?
- Ну не разводиться же мне с ним? - испуганно спросила я и даже поежилась.
Конечно, Ромка иногда ведет себя ужасно, потому что патологически ревнив. Хотя с какой стати ему ревновать, а главное, к кому, я постигнуть не в состоянии. Тут я невольно поморщилась и вдруг подумала: "Вечно я иду на поводу у подружки, от этого все мои неприятности", - тут же устыдилась такому предательству по отношению к Женьке и ни с того ни с сего заревела.
- Анфиса, - протянула Женька, обняла меня и тоже заревела. - Ну, что ты? Помиришься ты со своим Ромкой, нашла о ком слезы лить.
- Дело не только в этом, - прохныкала я.
- А в чем?
- Во многих вещах. Из-за его выходки ты лишилась...
- Наплюй, - перебила меня подружка и махнула рукой. - Найду еще спонсоров, а не найду - не велика потеря, мир вполне способен выстоять и без моих рассказов о собаках и кошках.
- А стыдно-то как, Женечка, - всхлипнула я.
- Подумаешь, покидал мужик столы. Если уж быть точным, пострадал всего один стол. Наш. И Ромка за все расплатился. А эти хмыри в ресторане пусть не делают вид, что такое им в диковинку.

В этом кабаке в прошлом году Жора Самсонов пальбу устроил. Народ натурально залег, а Жорка полтора часа держал оборону и даже орал: "За Родину, за Сталина", когда спецназ вызвали.
- Мне Ромочка рассказывал, - кивнула я.
- Ну... Жора нем



Назад